эдгард
парень глупый в цилиндре и тонкая бабочка хрупкая
знаете, я иногда задумываюсь, что будет, если мамы не станет. такие мысли обычно я стараюсь гнать от себя как можно дальше, переключаюсь на что-то еще.
а вчера вот я, похоже, впервые осознал, что именно будет, впервые прочувствовал и страшно, страшно, страшно испугался.
мама уже неделю чувствует себя плохо - сердце, давление, все. это не шутки. и я волновался всю неделю.
в пятницу я приехал с учебы раньше, а дома мамы не застал. увидел отцовский портфель - значит, он дома, уже приехал с работы. но почему так рано? зашел в ванную - а там оборвана веревка для белья. мамин мобильный лежит на кухне на подзарядке. стал звонить отцу - абонент временно не доступен. что мне было думать? я решил, что маме стало плохо, она позвонила папе, чтобы тот приехал, потом зашла в ванную, стала снимать с веревки, скажем, полотенце, ей еще хуже, она упала, веревка оторвалась, приехал отец, вызвал скорую, и они умчались в больницу. почему отец не позвонил? наверное, не до этого было, или не заметил, что телефон сел. в общем, где-то полчаса я не знал, что делать. благо, потом раздался звонок в дверь - там и мама, и папа, идут из магазина с большими сумками. все хорошо. мама почувствовала себя лучше и решила сходить в магазин, а тут и отец приехал (все-таки, думаю, из-за беспокойства) и решил помочь. а веревка оторвалась случайно. никаких трагедий. я вздохнул с облегчением.
а в субботу маме вновь стало хуже. и все в этот день было странным и жутковатым. писк прибора для измерения давления, невероятно вкусный обед (я с ужасом думал - напоследок), тихие разговоры о том, что в шкафу лежит полотенце на второй полке, а рядом - постельное белье, что "если я ночью умру..." - и это на полном серьезе. а потом, когда мама легла спать, я все сидел около нее и никак не мог уйти. мы говорили о чем-то, а потом я вдруг сказал, что купил ей новогодний подарок и никак не могу дождаться самого нового года, чтобы подарить. спросил: "хочешь, я тебе его подарю сейчас?" мама согласилась. я принес ей в кровать белого медведя - чуть колючее умильное создание, мама любит медведей, тумбочка у ее кровати заставлена ими. я все волновался - понравится ли. понравилось. мама даже расплакалась. мне не хотелось думать, что я подарил его заранее, потому что боюсь, что позже не успею. но это страшно - не успеть. я еще сидел около нее, тыкался лицом ей в руку. потом все-таки пожелал спокойной ночи, выключил свет, потом опять вернулся, потом вновь пожелал спокойной ночи и ушел. а самому страшно. потом слышу, что мама встала и идет в мою комнату. в ответ подарила заготовленный для меня подарок. прямо сейчас. потом я не мог уснуть, всю ночь просыпался, прислушивался к тишине и ждал утра.
утром все было хорошо. маме стало лучше, стало лучше и нам с отцом. но все равно. когда я заговорил о том, что на следующих выходных уже можно достать елку, мама сказала, что пока рано загадывать. Боже, это следующая неделя! и рано загадывать! я спросил: "ты настолько плохо себя чувствуешь?", а мама ответила: "ну... мало ли что". страшное "мало ли что"!
просто тогда, после этого обмена подарками, разговоров и этого гнетущего состояние, у меня как будто отняли большую часть моих лет, и я не я, просто испуганное существо. я впервые понял, что будет, если мамы не станет.
просто больше и сильнее, чем мои родители меня никто и никогда не будет любить. и я никого не люблю и не буду любить крепче, чем родителей. маму, папу. и мне хочется, ужасно хочется, чтобы они были вечные. всегда. не хочется оставаться совсем одному.
и сейчас все проблемы отходят на задний план. только - выздоравливай, мама! живи, живи, живи!